Тимофей Симонов

Конкурентоспособность российского нефтегазового оборудования

Recommended Posts

Действительно, в России технические условия для эксплуатации разрабатываются, исходя из специфических условий эксплуатации, наличия агрессивной среды, да хотя бы с точки зрения коррозийной устойчивости. Наши тех. условия для оборудования довольно жесткие, предусматривают 15 лет эксплуатации и мало кто из заграничных аналогов может соответствовать подобным требованиям. По крайней мере я лично не знаю, кто из иностранных производителей в состоянии заявить подобный срок. Между тем в тех. условиях иностранных аналогов зачастую вообще отсутствует такая информация, в то время как у нас в стране существуют довольно жесткие требования по защите от той же коррозии. Подобной «небрежностью» грешат даже представители крупных мировых брендов по производству нефтегазового оборудования, которых, кстати, на мировом рынке не так уж и много.
Вот лишь один из примеров, наглядно иллюстрирующих конкурентоспособность российского оборудования для НГК.
В конце декабря 2006 года пермские двигателестроители стали победителями в тендерах на поставку газотурбинного оборудования для электростанций и перекачки сырой нефти в рамках проекта «Сахалин-2».
В тендере на поставку газотурбинных электростанций ОАО «Авиадвигатель» выступило совместно с ЗАО «Искра-Энергетика», которое было заявлено как генеральный поставщик оборудования по данному проекту. Тендер проводился компаниями «Sachalin Energy» и «Fluor Daniel». Конкурентами пермских двигателестроителей выступили такие известные компании, как «Siemens» и «Solar», которые наши производители оборудования сумели в конечном итоге обойти и тендер выиграть. По словам генерального директора Пермского моторостроительного комплекса Валерия Жеглова, результаты тендеров проекта «Сахалин-2» являются признанием конкурентоспособности нашей техники не только отечественными, но и западными заказчиками оборудования на мировом рынке энергетического
и нефтяного секторов.
 http://magazine.neftegaz.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=130&Itemid=2

Share this post


Link to post
Share on other sites

Коллеги, для корректности споров вокруг конкурентоспособности, надо иметь ввиду одно важное обстоятельство - конкурентоспособным является все, что покупают.

С этим согласен

Share this post


Link to post
Share on other sites

Основными производителями стационарных буровых установок в России являются ВЗБТ и “Уралмаш – Буровое оборудование”, между которыми идет конкуренция за качество продукции, монтажеспособность, надежность, долговечность, привлекательность по техническим параметрам.
К иностранным компаниям, которые активно расширяют свои позиции на российском рынке, относятся фирмы Bentec (Германия) и National Oilwell Varco (США).
Американская машиностроительная группа National Oilwell Varco является крупнейшим производителем бурового оборудования, объединяя около 100 профильных предприятий и контролируя в отдельных сегментах до 60% продукции мирового рынка, но на российском рынке занимает незначительную долю.
Фирма Bentec, дочернее подразделение KCA Deutag, занимает несколько большую долю. Сервисная компания KCA Deutag, в основном, закупает оборудование Bentec. Основными критериями являются минимизация затрат на срок обслуживание, ремонт, закупка запасных частей. Российские законы не препятствуют этому.
Преимущества иностранных производителей – в умении вести рекламную кампанию и в огромных финансовых резервах.
Конкурентами немецких и американских производителей сейчас становятся китайские компании. Их агрессивный маркетинг – создание в машиностроении СП и одновременная покупка сервисных компаний – может потеснить отечественных производителей. В России уже действуют два СП – “Иждрил–ХунХуа” и “ХунХуа – машиностроительный завод”. Кроме того, сервисную компанию “Удмуртнефть–Бурение” выкупила китайская компания, хотя часть активов остается у НК “Роснефть”.
Для российского производителя серьезную опасность представляет фирма “ХунХуа”. В Китае есть другие фирмы, которые производят буровое оборудование. Китайское правительство серьезно поддерживает своих машиностроителей. Российское государство не предпринимает никаких мер по защите отечественного производителя.
Российским машиностроителям необходимо развиваться по трем направлениям. Первое далее

Share this post


Link to post
Share on other sites

Мое мнение такое. На шельфе машиностроители уже все проиграли, а на суше их будут вытеснять китайцы.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Дело даже не в налогообложении у китайских компаний. Хотя этот вопрос важен, но дело в формах сотрудничества с американскими компаниями при выполнении заказов при комплектации буровых установок. Играет роль норма прибыли, которая закладывается и финансовые схемы. Модель экономики РФ, заложенная в 90годах зеркально отразилась и в технологиях, и в сроках, и методах их внедрения.

И конечно, вопрос совершенно не в дешевой китайской рабочей силе - это совершенная чушь
повторяемая и тиражируемая непрофессионалами-"экономистами".

Share this post


Link to post
Share on other sites

Нефтегазовое машиностроение надо готовить к работе по правилам ВТО, Евгений Ржевский

Журнал "Нефтегазовое оборудование", №2 февраль 2006 года

В связи с планами присоединения России к ВТО для российских предприятий, конкурентоспособность которых заметно ниже мирового уровня, возникает угроза потери внутренних рынков. По указанной причине важной задачей является создание условий и механизмов, обеспечивающих своевременную адаптацию предприятий к новым условиям.

Для российских предприятий в условиях ВТО новым барьером выхода на рынки становится необходимость в сертификации в международных системах предварительной квалификации. Такие системы были созданы группами компаний-заказчиков для защиты от недобросовестных поставщиков и действуют во многих секторах мирового рынка, например, в нефтегазовом комплексе, в строительстве, в машиностроении, на транспорте, в секторе обеспечения общественных (государственных) нужд и в других секторах.

В качестве примера укажем международную систему сертификации Achilles (JQS – объединённая система квалификации). Система была создана группой из 23 нефтегазовых компаний Норвегии и Дании и получила признание в десятке стран (США, Германия, Дания, Великобритания и другие). К системе присоединилось около 20 тысяч фирм-производителей и тысячи Заказчиков (в том числе государственных) со всего мира.

Действуя на российских рынках, некоторые иностранные компании (норвежская “Hydro”) уже сегодня рекомендуют российским предприятиям присоединяться к Achilles.

Для большинства российских предприятий сертификация в системах типа Achilles – задача, для решения которой требуются длительные и целенаправленные усилия.

Целесообразно, в целях повышения конкурентоспособности российского промышленного производства, поставить и решить следующие задачи:

• разработка нормативных документов и стандартов (обязательные и добровольные), соответствующих требованиям мирового рынка к поставщикам промышленной продукции, работ и услуг;

• создание российской унифицированной системы сертификации (предварительной квалификации) промышленных предприятий – поставщиков продукции для нужд оборонного и нефтегазового комплекса.

• унификация квалификационных требований, предъявляемых к поставщикам промышленного оборудования, работ и услуг на тендерах и торгах, в том числе на тендерах по закупкам на государственные нужды.

http://www.uralmash-vniibt.ru/?page=press1...vost&id=238

Share this post


Link to post
Share on other sites

Сегодняшние "Ведомости"

И Есть глубокая иллюзия: наш потребитель по непонятным причинам желает получить машину того же качества, что и западная, но по цене в три раз меньше. Российский производитель в состоянии делать машины такого же качества, как и европейский, но и цена будет такая же, максимум на 5-10% ниже, чем зарубежные аналоги. У нас сложилась парадоксальная ситуация: те же самые люди делают самое лучшее оружие в мире, при этом говорят, что мы делаем самые плохие машины в мире. Так не бывает. Делается это на одном и том же оборудовании, одна и та же технология. Цена разная.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Насчет оружия - себя не похвалишь, сидишь как оплеванный.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Увы, эта статья не все упоминает, а то, на чем зацикливается мелочи, хотя и дсадные, но решаемые совсем не в том месте.

Обучение методам устройства на работу учат в школах...США и Европы, наверняка, Японии и Тайваня.

Но, вот еще в СССР я работал в одном весьма крупном и передовом НПО, которое было неспособно на создание современных и передовых образцов продукции. Специалисты из институтов очень быстро теряли там свою квалификацию из за общего и частного духа всей организации.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Если приоритетом является выполнение ДЕЛА, то продукция получается конкурентоспособной, если приоритетом на предприятии является угождение начальству - г...

Share this post


Link to post
Share on other sites

В 2000 году нефтяники рекомендовали это

Номенклатура оборудования, рекомендуемая к внедрению российскими нефтегазовыми компаниями

1.Комплексы буровые мобильные, грузоподъемностью 100, 125, 160 тонн.

2.Комплексы мобильные для ремонта скважин грузоподъемностью 80-125 т на автомобильном шасси высокой проходимости.

3.Оборудование для демонтажа старых трубопроводов и их восстановления с доведением механических и прочностных характеристик до уровня новых труб.

4.Агрегаты цементировочные с гидрообъемным приводом насосов и дистанционным управлением.

5.Установки для ремонтно-изоляционных работ в скважинах, совмещающие функции цементировочного агрегата, цементно-смесительной машины и блока манифольда.

6.Установки буровые модульные на полуприцепе, взамен аналогов фирмы «Кремко»

7.Установки насосные погружные (принципиально новых конструкций) для добычи сернистой и высоковязкой нефти, с возможностью изменения напорных характеристик без подъема подземного оборудования.

8.Агрегаты насосные для гидравлического разрыва пласта на давление до 105 атм и максимальную производительность до 2060 л/мин.

9.Системы телеметрические для контроля забойных параметров при наклонном и горизонтальном бурении скважин.

10.Блоки силового вертлюга грузоподъемностью от 60 до 125 т.

11.Резервуары объемом до 5000 куб.м из высокопрочных композитных и коррозионностойких материалов.

12.Установки азотные мобильные компактные для освоения скважин производительностью не менее 10 куб.м/мин. и давлением до 15 МПа..

13.Насосные агрегаты высокоскоростные для закачки воды в пласт.

14.Установки для ремонта и освоения скважин с гибкой непрерывной трубой диаметром свыше 38 мм и глубиной спуска до 4000 м.

15.Насосы винтовые для добычи нефти производительностью до 200 куб.м/сутки и напором до 1500 м. с цельным однозаходным ротором и верхним приводом.

16. Насосы мультифазные для перекачки нефти с большим содержанием газа и блочные насосные станции на их базе.

17.Установки насосные для перекачки нефтепродуктов герметичные с регулируемыми напорными характеристиками наземного базирования.

18.Комплексы оборудования для безтраншейной прокладки трубопроводов.

19.Технологии и оборудование для высокопроизводительной и качественной диагностики трубопроводов.

20.Оборудование для очистки от нефтяного шлама.

21.Приводы станков-качалок экономичные для скважин с малым дебитом 1-3 т/сутки.

22.Трубы термоизолированные для термических методов добычи нефти.

23.Метрологическое оборудование для измерения расходов нефти, газа, технических жидкостей.

24.Оборудование для строительства нефте- и газопроводов траншейным способом

25.Оборудование и технология для аэрозольного ингибирования коррозии газопромысловых трубопроводов, транспортирующих углеводородное сырье, содержащее сероводород и углекислоту при 100% влажности

26.Оборудование для безопасного ремонта газопроводов без остановки перекачки газа, в т.ч. для врезки под давлением.

27.Универсальное высокопроизводительное оборудование для очистки и изоляции газопроводов в трассовых условиях в широком диапазоне температур при производстве ремонтных работ.

28.Оборудование для производства ремонтных работ на переходах газопроводов через водные преграды, автомобильные и железные дороги.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Сейчас с коллегой веду дискуссию о конкурентоспособности. Хочется довести до участников, что конкурентоспособность по мановению волшебной палочки не получается. Для этого нужны заказы, должны быть средства у российских компаний. А где их взять? В госбюджете просить, в то время, как идет огромный импорт - неверно. Предстоит поток, на первом этапе принудительно, переориентировать на Россию. После этого можно что-то требовать с компаний, говорить о повышении технического уровня и качества. Напомню, что в Китае и Норвегии никакого нефтегазового машиностроения не было - ни конкурентоспособного, ни неконкурентоспособного. Сейчас нам эта оборудование продают посредством связанных кредитов. Вот это и есть активная промышленная политика в действии.

Share this post


Link to post
Share on other sites

- Есть у нас на заводе такая примета - если бригадир кричит, значит, опять не трактор собрали..

- А что тогда собрали?

- А вот что кричит - то и собрали...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Российская промышленность в целом, в принципе, не может быть конкурентоспособной. Это блеф. Потому что мы живём в очень холодной стране, две трети территории России находятся в зоне вечной мерзлоты, это означает: очень большая энергоёмкость, очень дорогие основные фонды и очень дорогая рабочая сила, которую надо обогревать, кормить сытно и так далее

Из выступления заместителя директора Института прикладной математики имени Кельдыша РАН Г.Г.Малинецкого в мае 2010 года на круглом столе по промышленной политике в Госдуме

Share this post


Link to post
Share on other sites

Когда закончится нефть… Заметки технолога-машиностроителя

Вячеслав Блох, Пермь

Наша автомобильная промышленность по количеству упоминаний в СМИ, а также стенаний и анекдотов о ней - вне всякой конкуренции. Эта уникальная и удивительная картина своими страстями заслоняет остальное российское машиностроение. Теперь представьте, цена нефти достигла 50, 30 или даже 20 долларов за баррель. Чем заместить пропавшие доходы? Естественно, новой продукцией разных «промов» - авиа, авто и другими прочими. У нас же модернизация. Но сначала верхи должны, обязаны понять, что там, внизу. Итак, смотрим вниз.

В начале прошлого века директор первого в мире автомобильного производства лично выстраивал технологические маршруты производства комплектации для автомобилей и их сборки. С той поры фордовские концепции многократно трансформировались, переселились в Европу и Японию, и в обновлённом виде вернулись в Америку. К нам они попали во время индустриализации, да так и остались в неизменном виде. Сегодня типичный российский организатор производства не в состоянии выйти за рамки той, старой концепции. Других-то в стране нет.

Мы с той поры имеем многооперационную, растянутую в пространстве и времени технологию, в десятки раз завышенную трудоёмкость, огромное количество плохо используемого и устаревшего оборудования. Мы научились выполнять план любой ценой, игнорируя многие современные принципы организации производства. Мы создали множество хороших стандартов, но в реальном производстве большинством из них пренебрегаем. На многих предприятиях игнорируют внедрение автоматизированных систем управления производством - АСУП, и управление осуществляют вручную.

Однако производственная вертикаль не в состоянии видеть всё сверху вниз - включён только административный ресурс, а инстинкты самосохранения в качестве обратной связи не срабатывают. При этом заработная плата не отражает результатов работы.

Многочисленные попытки «тягловой» отрасли – станкостроения не привели к созданию хотя бы одной конкурентной серии станков. Наш токарный станок с ЧПУ больше похож на своего предка «догнать и перегнать» - ДИП-200, чем на современный зарубежный. И на этом фоне строится Сколково. Сулит ли это создание новых компьютерных систем для станков и обрабатывающих центров, и будут ли они лучше, чем популярные системы с ЧПУ, изготавливаемые Siemens, Fanuc и Haidenhain, - большой вопрос. Неизвестно даже, окажутся ли проблемы машиностроения в числе сколковских приоритетов.

Почему у нас отечественный автомобиль называют «ведром с гайками», комплектацию и станки привозят из Китая, а телевизионные заводы благополучно сгинули? Помимо существенного сокращения платежеспособного спроса, дело еще в практически тотальном несоблюдении стандартов, определяющих характеристики создаваемой конструкции. А в процессе производства обеспечение его технологичности часто сводится к просьбам заменить какие-то параметры или материалы по причине неподготовленности производства. К сожалению, это система. Причём, многие просто не подозревают о правилах, которые должны исполнять.

Президент страны переживает, что есть ещё места, где проектирование техники и различных сооружений выполняется на ватмане, и предлагает для автоматизации проектирования создать собственный суперкомпьютер. Опытный образец отечественного суперкомпьютера показали. Что дальше? Ведь надо наладить его серийное производство, и для этого требуется создать соответствующую конструкторско-технологическую базу - колоссальная по объёму и скрупулёзности работа.

Надо также разработать для него программное обеспечение и множество пакетов прикладных программ для автоматизации проектирования различных видов изделий - это тоже не DVD-диск для выставки. Лишь осознав эти и иные принципы современной организации производства, мы сможем начать уходить от нынешних «Жигулей» и приближаться к производству автомобилей таких компаний как Fiat, Ford…

Обычно конструкторские и технологические службы предприятий работают под сильнейшим давлением руководителей производства. Нетрудно догадаться в какую сторону они давят. Но в отличие от директоров эпохи столетней давности нынешние руководители отечественных производств сами не творят, и творчеством других не особенно «балуются». Результаты налицо.

В 1960-е на флагмане нашей автомобильной промышленности я наблюдал массовую рихтовку гильз цилиндров двигателей. Столы для рихтовки были расставлены у стены, на самом верху которой красовалась гигантская надпись: «Гильзы рихтовать запрещается». С тех пор малиновый звон у меня ассоциируется со звоном (стоном?) рихтуемых гильз. Это было давно, но что изменилось? Так создавались предпосылки для приклеивания к «Жигулям» лейбла ведра.

Сегодня даже самый невзрачный завод обзавёлся пакетом сертификатов, наград за высокое качество или за попадание в «100 лучших товаров». Вблизи кабинета первого лица или в самом кабинете висит множество свидетельств «плодотворной» работы отделов управления качеством, сертификационных и аудиторских фирм. Однако все это не отражает реального качества изготавливаемой продукции. Попробуйте заказать три партии одних и тех же деталей на трех разных заводах. Весьма вероятно, что в двух из них детали не будут соответствовать чертежам и нормам. Но, может быть, не самое лучшее качество компенсируется большим количеством не самых дорогих изделий? Так ли это?

Производительность труда и её производная - заработная плата у нас недалеко ушли от 30-х годов ХХ века. Тогда, в рамках индустриализации, у западных фирм были позаимствованы не только станки, но и методы оплаты труда. За рубежом эти методы давно изменились, и работники получают достойную зарплату. А у нас по-прежнему в каждую производственную норму закладывается люфт, которого хватает на годы.

Люфт позволяет нормировщикам безбожно в пользу хозяев урезать нормы, а исполнителям - не менее безбожно обманывать мастеров и тех же нормировщиков. В итоге повсеместно никто не знает, за какое время, допустим, изготавливается та или иная деталь. Теперь на основе таких данных попробуйте составить реальный план производства. Кстати, эту задачу должна выполнять АСУП.

Будучи в командировке, на небольшом предприятии в Германии я увидел как изготавливают знакомую довольно сложную деталь. В российском варианте она изготавливалась за 30 часов, а в немецком - за три часа. Замечу, на таком же обрабатывающем центре, с применением такой же технологии и управляющей программы. Немецкий директор разницу прокомментировал так: «За 4 часа я эту деталь, возможно, сделаю, а уже за 5 точно не смогу». Выходило, что производительность нашего оператора в десять раз меньше, но получал он за такую же деталь столько, как немецкий рабочий, или даже несколько больше.

Сегодня у нас производительность – не меньшая профанация, чем качество: больше часов выработал – больше заработал. Выработал не штуки, заметьте, а часы. При этом деталей запросто может быть меньше. Всё это результат архаичного нормирования. Почему не приходит в голову объективно установить время на изготовление и планировать только штуки? На этот вопрос мне однажды ответили: «Менталитет у нас не тот». Вот так.

И ещё пример. На одном из швейцарских заводов познакомился с электроэрозионистом, обслуживающим 15 станков. У нас обслужить одному работнику три таких станка - проблема. Но зато у нас есть коэффициент многостаночного обслуживания, который влияет на выработку, но опять же на время, а не на «штуки». Вот и борются за лучший коэффициент, а не за условия для изготовления большего количества продукции. Даже на приличных производствах производительность труда двигают через «расшитие» узких мест. Но с «расшитием» одного узкого места проблему непременно переносят на другое, и в поле зрения оказывается не проблема, а отдельное рабочее место. Думаете, на заводах этого не понимают? Ещё как понимают…

Итак, мы имеем дело не с производительностью труда в классическом смысле понимания, а с чем-то другим, название чему определить невозможно. В результате на большинстве предприятий увеличение выпуска осуществляется исключительно через увеличение количества рабочих мест и снижение норм времени.

В машиностроении на технологию приходится до 70% и более производственных затрат. Поэтому чем сложнее продукция и выше требования к ее изготовлению, тем больше затрат. Но что в реальности? При отсутствии должного финансирования многие предприятия остались за бортом технологического прогресса.

В результате страна получила агонизирующее станкостроение, всё возрастающую потребность в обновлении станочного парка (до 4-5 млн. станков), деквалификацию персонала… При этом технологические процессы не стыкуются должным образом, так как, в частности, станки покупаются вразнобой, инфраструктура не обновляется и не развивается, автоматизированные и роботизированные комплексы почти не приобретаются, так как многие организаторы производства не знают современной техники и не видят её преимуществ.

В 1990-е рухнуло множество отраслевых технологических НИИ. Не сказать, что они определяли «погоду в доме». Но сегодня исчезли школы, нет стандартов на устройство предприятий и добротной инженерной поддержки производства, нет системного обновления производства - заниматься этим просто некому. Между тем в развитых странах создаются обрабатывающие компьютеризированные системы, от которых дух захватывает: то, что изготавливалось месяцами, делается за дни и даже часы, производство, расширяясь, уменьшается в размерах, но гарантируется высокое качество продукции. Короче говоря, развитие продолжается, но, к сожалению, не у нас.

Правда, сообщается, что в нашей так называемой наноиндустрии создан высокостойкий металлорежущий инструмент. Такой инструмент производит огромное количество фирм в Европе, США и Азии. Вот он, прекрасный повод посоревноваться, покажите, что наш лучше, и обеспечьте страну качественным и дешёвым инструментом. Но этого не происходит. В то же время небольшие Швеция и Израиль буквально забрасывают весь мир первоклассным инструментом с многослойными покрытиями, так как там налажено его массовое производство. А у нас налажено производство отчётов Анатолия Борисовича Чубайса о пройденных «нанокилометрах» дальнего пути.

Почему же так происходит? На суперсовременных шведских, израильских, немецких заводах по производству режущих инструментов с многослойными покрытиями инженерную поддержку обеспечивают всего лишь несколько специалистов. При этом новинки на рынок выбрасываются регулярно и едва ли не синхронно. У нас таких заводов нет, но у нас есть крупная государственная структура – «Роснано». В ней масса людей, они над чем-то работают, благо деньги выделены. Много денег. Над чем работают? Если бы ещё над чем-то новым!

Спрашивается, зачем начинать с нуля, затрачивая массу денег и времени, а не купить технологию и не запустить производство? Это будет дешевле и быстрее! И вот тогда, без отрыва от производства, можно будет изобретать. Замечу, для этого «Роснано» не потребуется.

В отличие от нефтегазовых коллег, машпромовский персонал по большей части западных университетов не проходил и пребывает в эпохе между 30-ми и 80-ми годами прошлого века. Массовые визиты боссов на западные и восточные предприятия – это не учёба, это поездки. Привозят исключительно фрагменты, пытаются подстроить их под возможности своих предприятий и получают соответствующий результат. Мало того, на таких примерах учатся. Апофеоз всему (из личного опыта): на лекцию о том, как модернизировалась “TOYOTA”, наши молодые инженеры уверенно писали отзыв: «У нас лучше». Без комментариев.

Подводим итог. В СССР машиностроение было главной составляющей экономики. Да, оно было не самым сильным по мировым меркам, но до сих пор содержит колоссальный интеллектуальный потенциал и «кормит» миллионы людей. «Странообразующая» отрасль, по сути. Задача воссоздания такого монстра – это не просто инвестиции. Но машины будут строить всегда, а нефть когда-то закончится. Что тогда будем делать?

Автор, Вячеслав Моисеевич Блох, 35 лет проработал главным технологом в "Пермской научно-производственной приборостроительной компании", из них – 10 лет – главным технологом, был нештатным экспертом Министерства авиационной промышленности СССР.

Share this post


Link to post
Share on other sites

В теме Насосы ХХI века написано об отечественном оборудовании не имеющего аналога в мире (пендосы только еще пытаются создать аналог). Блок подшопнико-уплотнительный и эта разработка была создана только за счет собственной прибыли и сейчас уже почти введена в серийное производство. Более подробную информацию если хотите узнать то задавайте вопросы в той теме http://www.oilforum.ru/topic/35272 и в личке, можем предоставить отзывы о наработке.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Производственные мощности значительной части российского машиностроения ассоциируются у меня со старым драповым пальто. Некогда почти добротное, но нынче изрядно потертое и потраченное молью, оно еще довольно сносно греет, но разговоры о моде и о выходе в приличное общество уже исключает. Мало того, это пальто сшитое на довольно дородную фигуру советской выделки в наше время висит на щупленьком теле российской промышленности, путаясь и мешая ему полноценно передвигаться. Однако наша промышленность не спешит расстаться с этим пальто, так как размеры этого наряда до сих пор внушают уважение, как у общественности, так и у уполномоченного государственного люда и служит неким вещественным основанием для запросов на разного рода финансовое воспомоществование. Иной раз кажется, что значительную пользу нашей промышленности могло бы принести цунами, которое бы избирательно коснулось цехов и участков в нерабочее время и при отсутствии на местах производственного и иного персонала.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Если цунами унесло бы оборудование и цеха , то не осталось бы ничего и не на чём было бы работать тогда просто полностью исчезнет производство и больше не будет , наивно полагать что кто то купит новое оборудование и построит цеха!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Если цунами унесло бы оборудование и цеха , то не осталось бы ничего и не на чём было бы работать тогда просто полностью исчезнет производство и больше не будет , наивно полагать что кто то купит новое оборудование и построит цеха!

Наивно полагать, что не найдется людей, которым будет западло стоять в очереди за бесплатным пустым супом.

Стоимость освободившейся земли будет ниже и это привлечет застройщиков.

Можно с уверенностью сказать, что все построенное на новой пустоши будет новым.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Наивно полагать, что не найдется людей, которым будет западло стоять в очереди за бесплатным пустым супом.

Стоимость освободившейся земли будет ниже и это привлечет застройщиков.

Можно с уверенностью сказать, что все построенное на новой пустоши будет новым.

Все построенное на новой пустоши будет "Перекрестком", "Метро" и т. д.

Share this post


Link to post
Share on other sites

ВЗБТ - выиграл тендер на производство БУ, еслши не ошибаюсь то стационарные, при этом большое кол-во.

Интересно на сколько успешно они справляются. И есть ли потенциал у это предприятия к увеличению производственных мощностей(так как на сколько я обладаю информацией они по этому заказу не справляются), и модернизации производства.

Кто что знает по данной теме?

Интересно!

Зашел в раздел "компании" думал ознакомлюсь, но этого производителя нет там!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.