Марк Теплицкий

Передача Норвегии сектора Баренцева моря с полезными ископаемыми

Recommended Posts

Государственная Дума, несмотря на протесты ученых и экспертов, с помощью парламентского большинства ПЖиВ "Единой России" ратифицировали договор о передаче Норвегии сектора Баренцева моря с богатейшими биоресурсами и полезными ископаемыми.
Что интересно, ратификация прошла, можно сказать, под грифом "секретно". Впервые за последние годы об этом не сообщили центральные СМИ. Спрашивается, почему?

Первый заместитель председателя комитета Госдумы по международным делам Леонид Калашников в преддверии ратификации этой скандальной сделки был уверен, что уступка богатейшей части Баренцева моря с огромными запасами нефти и рыбы подрывает стратегические интересы России.

Очевидно, что договор с российской стороны заключался, прежде всего, в интересах сырьевого лобби, которому не терпится начать разработку месторождений углеводородных ресурсов на шельфе Баренцева моря. При этом интересы рыбной отрасли были грубо отодвинуты в сторону. Между тем, ничто не мешало России на данном этапе договариваться с Норвегией только о разделе шельфовых месторождений углеводородов, вообще не касаясь вопросов о границах исключительных экономических зон, то есть вопросов рыболовства. Так можно было и месторождения разделить, и сохранить статус-кво в вопросах рыболовства. А этот статус-кво, безусловно, выгоден для нашего рыболовства, что и доказывает практика последних 35 лет.

Но даже с точки зрения расширения российской добычи углеводородов этот договор ущербен. Крупнейшим месторождением в Баренцевом море является свод Федынского. Если бы Россия продолжала отстаивать раздел шельфа по границе своих полярных владений, то все это гигантское месторождение могло бы быть российским. Но мы соглашаемся с тем, что половина этого месторождения отходит Норвегии. Сторонники договора утешают нас тем, что в договоре закреплен принцип совместной разработки трансграничных месторождений. Но забывают сказать, что после ратификации договора под действие этого принципа не подпадет большая группа месторождений, которые целиком окажутся в норвежском морском пространстве. Это месторождения поднятия Година, Центральной банки, Варяжская и Октябрьская структуры.

А главное, о чем предпочитают молчать сторонники договора: такой раздел месторождений – это крест на Штокмановском проекте. Ведь Штокман находится в таких сложнейших природных условиях, что России сегодня не освоить его без иностранной технической помощи. А вот месторождения, целиком отошедшие Норвегии, а также свод Федынского лежат намного ближе к берегу, на меньших глубинах и в гораздо более щадящей ледовой обстановке. После того как Норвегия начнет разработку уступленных ей месторождений и свода Федынского, интерес норвежцев да и других потенциальных иностранных партнеров к Штокмановскому проекту упадет до нуля. Конечно, «Газпром» получит свою часть прибыли от разработки свода Федынского. Но вот вся береговая инфраструктура этого проекта, в отличие от Штокмана, неизбежно будет норвежской. А значит, мурманчане не дождутся новых рабочих мест и развития своего региона.
Вывод очевиден: это договор в интересах «Газпрома», но не в интересах России.

вся статья http://teh-nomad.liv...com/874192.html

Share this post


Link to post
Share on other sites

Государственная Дума, несмотря на протесты ученых и экспертов, с помощью парламентского большинства ПЖиВ "Единой России" ратифицировали договор о передаче Норвегии сектора Баренцева моря с богатейшими биоресурсами и полезными ископаемыми.

Что интересно, ратификация прошла, можно сказать, под грифом "секретно". Впервые за последние годы об этом не сообщили центральные СМИ. Спрашивается, почему?

Первый заместитель председателя комитета Госдумы по международным делам Леонид Калашников в преддверии ратификации этой скандальной сделки был уверен, что уступка богатейшей части Баренцева моря с огромными запасами нефти и рыбы подрывает стратегические интересы России.

Очевидно, что договор с российской стороны заключался, прежде всего, в интересах сырьевого лобби, которому не терпится начать разработку месторождений углеводородных ресурсов на шельфе Баренцева моря. При этом интересы рыбной отрасли были грубо отодвинуты в сторону. Между тем, ничто не мешало России на данном этапе договариваться с Норвегией только о разделе шельфовых месторождений углеводородов, вообще не касаясь вопросов о границах исключительных экономических зон, то есть вопросов рыболовства. Так можно было и месторождения разделить, и сохранить статус-кво в вопросах рыболовства. А этот статус-кво, безусловно, выгоден для нашего рыболовства, что и доказывает практика последних 35 лет.

Но даже с точки зрения расширения российской добычи углеводородов этот договор ущербен. Крупнейшим месторождением в Баренцевом море является свод Федынского. Если бы Россия продолжала отстаивать раздел шельфа по границе своих полярных владений, то все это гигантское месторождение могло бы быть российским. Но мы соглашаемся с тем, что половина этого месторождения отходит Норвегии. Сторонники договора утешают нас тем, что в договоре закреплен принцип совместной разработки трансграничных месторождений. Но забывают сказать, что после ратификации договора под действие этого принципа не подпадет большая группа месторождений, которые целиком окажутся в норвежском морском пространстве. Это месторождения поднятия Година, Центральной банки, Варяжская и Октябрьская структуры.

А главное, о чем предпочитают молчать сторонники договора: такой раздел месторождений – это крест на Штокмановском проекте. Ведь Штокман находится в таких сложнейших природных условиях, что России сегодня не освоить его без иностранной технической помощи. А вот месторождения, целиком отошедшие Норвегии, а также свод Федынского лежат намного ближе к берегу, на меньших глубинах и в гораздо более щадящей ледовой обстановке. После того как Норвегия начнет разработку уступленных ей месторождений и свода Федынского, интерес норвежцев да и других потенциальных иностранных партнеров к Штокмановскому проекту упадет до нуля. Конечно, «Газпром» получит свою часть прибыли от разработки свода Федынского. Но вот вся береговая инфраструктура этого проекта, в отличие от Штокмана, неизбежно будет норвежской. А значит, мурманчане не дождутся новых рабочих мест и развития своего региона.

Вывод очевиден: это договор в интересах «Газпрома», но не в интересах России.

вся статья http://teh-nomad.liv...com/874192.html

Автор все утрирует. По рыбе договорились давно и ее улов квотировали. Делимитация границы не производилась . Границы полярных владений установлены декретом ВЦИК в одностороннем порядке. После раздела большая часть выявленных структур попадает в границы России (см карту) и позволяет пустить их в хозяйственный оборот. (если еще бурение покажет перспективность этих участков).

Share this post


Link to post
Share on other sites

Автор все утрирует. По рыбе договорились давно и ее улов квотировали. Делимитация границы не производилась . Границы полярных владений установлены декретом ВЦИК в одностороннем порядке. После раздела большая часть выявленных структур попадает в границы России (см карту) и позволяет пустить их в хозяйственный оборот. (если еще бурение покажет перспективность этих участков).

Карта выявленных структур

post-7393-0-95237500-1301561273_thumb.jp

Share this post


Link to post
Share on other sites

"Вывод очевиден: это договор в интересах «Газпрома», но не в интересах России."

Ерунда! Этот Штокман на самом деле вовсе не нужен в ближайшие 10-12 лет, только деньги впустую тратить на него. На самом Ямале залежи бы ввести в эксплуатацию, там запасов ещё на 10 Штокманов, зачем переть в Ледовитый Океан. Особенно теперь, когда Иран начинает работу на Южном Парсе? У персов себестоимость добычи будет на порядок, как минимум, ниже, чем в Арктике. У Южного Парса только газовая шапка в нефтяной залежи превышает запасы не то чтобы Штокмана, она даже больше, чем Бованенково.

Edited by Каприелов К.Л.

Share this post


Link to post
Share on other sites

"Вывод очевиден: это договор в интересах «Газпрома», но не в интересах России."

Ерунда! Этот Штокман на самом деле вовсе не нужен в ближайшие 10-12 лет, только деньги впустую тратить на него. На самом Ямале залежи бы ввести в эксплуатацию, там запасов ещё на 10 Штокманов, зачем переть в Ледовитый Океан. Особенно теперь, когда Иран начинает работу на Южном Парсе? У персов себестоимость добычи будет на порядок, как минимум, ниже, чем в Арктике. У Южного Парса только газовая шапка в нефтяной залежи превышает запасы не то чтобы Штокмана, она даже больше, чем Бованенково.

Похоже заключили договор как раз из-за Штокмановского месторождения, на которое Норвегия также претендовала. Так как потребность в Штокмане реально отложена на 10-12 лет, я такого же мнения (это кстати период когда будет истощена Норвежская ресурсная база по газу и добыча пойдет в падающую). А договором мы закрепили наше право на Штокман и отложили его освоение - спешки нет, более того через 5-8 лет наши наверняка начнут переговоры с норвегами о врезке в их систему газопроводов газа со Штокмана - это самый дешевый путь транспортировки газа в Европу с этого района. Кажется это отдаленная перспектива, но время летит быстро, самим бы дожить и проверить правильность предположения. Если Газпром задумал так - то все очень логично.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Похоже заключили договор как раз из-за Штокмановского месторождения, на которое Норвегия также претендовала. Так как потребность в Штокмане реально отложена на 10-12 лет, я такого же мнения (это кстати период когда будет истощена Норвежская ресурсная база по газу и добыча пойдет в падающую). А договором мы закрепили наше право на Штокман и отложили его освоение - спешки нет, более того через 5-8 лет наши наверняка начнут переговоры с норвегами о врезке в их систему газопроводов газа со Штокмана - это самый дешевый путь транспортировки газа в Европу с этого района. Кажется это отдаленная перспектива, но время летит быстро, самим бы дожить и проверить правильность предположения. Если Газпром задумал так - то все очень логично.

Все верно, только Норвегия на Штокман не претендовала (если и претендовала то на месторождения спутники), хотя риск пускать норвегов на месторождения в приграничной зоне, при отсутствии взаимнопризнанной границы был очень и очень велик. Теперь есть возможность совместно завершить разведку и окончательно сверстать планы на будущее.

P.S.

В 2005 году я обратился в СФ с обращением приведенным ниже. И как вижу не зря процесс пошел.

Председателю Совета Федерации Российской Федерации. Прошу Вас принять меры к недопущению участия норвежских компаний в разработке Штокмановского г/к месторождения, до урегулирования претензий Норвегии в Полярных владениях России. В данный момент на участие в Штокмановском проекте (где подтвержденные запасы газа более чем в 20 раз !!!!!!!!!!!!! больше чем на разрабатываемом поблизости компанией Статоил месторождении Белоснежка.) не смотря на наличие территориальных претензий (Норвегия член НАТО) со стороны Норвегии, претендуют норвежские компании Статоил и Норск Гидро. В тоже время, если одна из этих компаний станет оператором проекта, то возможно Норвегия попытается увеличить свои территориальные претензии на Полярные владения России и/или заявить о своем праве на спорный участок в Полярных владениях России, на основании того, что ее компания уже разрабатывает Штокмановский участок. Принцип захвата – если я веду себя как хозяин значит, я этим и подтверждаю что, я хозяин (Фильм «Оклахома – как она есть» наверняка помните). Однако никому нет дела до этого. Зона экономических интересов Норвегии в Полярных владениях России указана на рисунке в Приложении. Поскольку Штокмановский лицензионный участок непосредственно примыкает к зоне экономических интересов Норвегии в Полярных владениях России вопросы доступа Норвежских компаний к участию в проекте должны быть подкреплены соответствующими двухсторонним договорами между Норвегией и Россией. Никаких подвижек со стороны России в этом направлении не происходит, а это может привести к непредсказуемым последствиям.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Президент России Дмитрий Медведев подписал закон "О ратификации Договора между Российской Федерацией и Королевством Норвегия о разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане".

Закон был принят Государственной думой 25 марта и одобрен Советом Федерации 30 марта. Он предусматривает ратификацию Договора между Россией и Норвегией о разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане, передает ИТАР-ТАСС.

Договор был подписан Россией и Норвегией в сентябре прошлого года. Он завершил 40-летний переговорный процесс разграничения исключительных экономических зон и континентального шельфа двух государств. По соглашению России отходит большая часть спорной, так называемой серой зоны - чуть более 860 тысяч квадратных километров, Норвегия получит около 510 тысяч квадратных километров.

Договор устанавливает линию разграничения морских пространств. Также договором определены условия сотрудничества в области рыболовства, предусматривающие сохранение механизма совместного регулирования рыбного промысла в Баренцевом море. В договоре устанавливаются принципы сотрудничества в освоении месторождений углеводородов. Месторождение, пересекаемое линией разграничения, может эксплуатироваться только на основании соглашения как единое целое.

Парламент Норвегии ратифицировал этот договор 8 февраля.

http://www.vesti.ru/...id=443239&cid=5

PS

Меня вот что настораживает. "Месторождение, пересекаемое линией разграничения, может эксплуатироваться только на основании соглашения как единое целое" . Это ведь неопределенность. Как делить по площади или поровну тае месторождение ?. Ну допустим геологи Норвегии докажут что Штокам литологически связан с пластом на стороне Норвегии и потребуют половину в разработке как минимум.

Share this post


Link to post
Share on other sites

"Месторождение, пересекаемое линией разграничения, может эксплуатироваться только на основании соглашения как единое целое" . Это ведь неопределенность. Как делить по площади или поровну тае месторождение ?. Ну допустим геологи Норвегии докажут что Штокам литологически связан с пластом на стороне Норвегии и потребуют половину в разработке как минимум.

А если разрабатывать строго по науке, то иначе, кроме как целый объект (организм, если кому так понятнее) и нельзя. Всегда существуют внутрипластовые перетоки, особенно для газа, как наиболее подвижного из флюидов. Американцы так на своих внутренних газовых залежах вообще законодательно установили ограничения отборов газа из скважин величиной 1% от абсолютно свободного дебита (это такой дебит, при котором PЗабойное = 0,1МПа., есть ещё понятие свободный дебит - это такой при котором PУстьевое = 0,1МПа) - они считают что только такое сильное ограничение гарантирует не пресечение условных радиусов влияния скважин (радиус влияния - это такое условное расстояние от оси скважины дальше которого можно с очень большой степенью вероятности утверждать, что флюиды будут двигаться в сторону другой скважины). Это положение они проработали так давно, что оно уже аксиомой считается. И оно было разработано именно с целью защиты прав собственников находящегося внутри пласта углеводорода.

Грубо говоря соблюдение такого режима делает невозможным внутрипластовое воровство газа из зоны собственности соседа.

У нас такой проблемы прежде в больших объёмах не бывало - собственник как правило один. И к тому же, по нашим законам, даже добытый углеводород не является собственностью добывшего - это собственность государства РФ. Мы (добытчики) имеем только эксклюзивное право продать нами добытое с учетом в цене себестоимости добычи и нормы прибыли.

В случае совместной разработки залежи 2 и более собственниками регулирование квот добычи обычно производится пропорционально принадлежащим собственникам запасам. Но проект разработки при этом всё равно единый для всей залежи. Если юристы чего-нибудь такого не отчебучат, то вообще-то положение об эксплуатации как единого целого подразумевает под собой в первую очередь именно единый проект разработки.

Share this post


Link to post
Share on other sites

У меня такой вопрос возник в Канаде, где выяснилось, что одно месторождение эксплуатируют 4 компании. На мои вопросы был ответ - что каждой в рамках общего проекта устаналиваются квоты отбора и закачки. Хотя куча вопросов осталась, на которые я не получил внятного ответа. Один из них - как регулируется пластовое давление и соответственно фильтрационные потоки. Т.е. должно быть расписаны параметры не только по отдельным блокам, но и по скважинам. Может кто-то, кто сталкивался с подобным, прояснит.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Так и регулируется - строгим соблюдением выделенных квот, которые не от балды взяты, а рассчитаны с одной стороны на основании величин принадлежащих разным собственникам запасов, а с другой стороны с учётом реальных величин ФЭС и продвижения контактов НВК и/или ГВК. Потому и внятных ответов не получили, что они как-то отдельно это не регулируют, только всЁ вместе и посредством величины квот.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Квоты сами могут быть изменены на основании уточнённых данных.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Но практически отбор и закачка могут значительно меняться по фонду скважин, соответственно и выработка запасов и перераспределение давлений. Условно можно создать такие условия, что в разработку будут вовлекаться запасы не своего блока. А еще если учитывать анизотропию фильтрационных свойств. По нашим месторождениям видел результаты закачки индикаторов - рядом расположенные скважины не реагируют, а расположенные на рассирянии 2-3 км четко показывают наличие гидравлической связи. Т.е. в теории вроде просто - даешь квоты и компании их соблюдают. А реально что получается?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Чисто по человечески тоже жаба душит, конечно. Отдали "свое кровное" (правда своим оно стало в одностороннем порядке, когда морское право существовало в зачаточном состоянии и перспективы Арктики ограничивались рыбой и немного углем).

Но если трезво подойти - это шаг вперед из патового состояния, когда работать в "серой" зоне не могли ни мы, ни норги.

То, что договорились с Норвегией наконец - хорошо. Во-первых, договорились по-соседски, двусторонне. А ведь могли дождаться и "другие заинтересованные стороны", не будем показывать пальцем через полюс. И тогда договариваться было бы труднее и потери были бы точно на порядок выше.

Во-вторых, договорились на основе международного права, уважение к которому позволяет российским компаниям уверенней чувствовать себя и в других морях и океанах.

По конкретным вопросам, буде дело дойдет до совместной разработки, думаю также договорятся непосредственные участники.

Для меня, честно говоря, звучит абсолютной фантастикой возможность гидравлической связи Штокмана и свода Федынского (кстати, а давно ли он стал месторождением? Не слышал про бурение на этой структуре, хотя, правда, уже15 лет в Арктике не работаю). Все-таки далековато, даже учитывая почти полную изотропность юрских песчаников и проницаемость, измеряемую в дарси. Я непосредственно участвовал в испытании пяти скважин на Штокмане, в том числе и совместно с норвежцами. Депрессии, создаваемые тогда при работе на максимальных штуцерах, измерялись единицами psi, емнип. Хотя, конечно, при разработке будут другие конструкции скважин, скорее всего.

Share this post


Link to post
Share on other sites

<a href="http://www.inopressa.ru/edition/fraktuell">Карл Гробе | Frankfurter Rundschau</a><br />Газ из серой зоны<br />После 40 лет переговоров Россия и Норвегия наконец пришли к соглашению о морских границах. "Только что в Осло произошел обмен ратификационными грамотами, и норвежский министр иностранных дел Йонас Гар Стёре торжественно заявил: "Между нами нет соперничества за природные богатства Арктики, так как мы, приарктические страны, осознаем свою ответственность и придерживаемся норм международного права", - приводит его слова <a href="http://www.fr-online.de/politik/meinung/gas-aus-der-grauzone/-/1472602/8645008/-/index.html" target="new">Frankfurter Rundschau</a>.<br />В вопросе о разграничении границ в Баренцевом море речь идет о нефти и, конечно же, газе. Штокмановское месторождение, расположенное в 600 км от Кольского полуострова, возможно, даже обладает крупнейшими в мире запасами газа. Но сначала нужно осуществить бурение. Из-за отсутствия техники "Газпром" был вынужден заключить соглашение с норвежской фирмой Statoil и французской компанией Total.<br />Что изменится теперь, когда границы определены международным договором? - задается вопросом автор статьи Карл Гробе. Администрация Statoil раздумывает, "не стоит ли вместо Штокмановского месторождения обратить свой взгляд на территорию, которая еще вчера была "серой" зоной", а сегодня стала своей.<br />В безоблачное сотрудничество, похоже, не верят и в Москве. Принцип "доверяй, но проверяй" по-прежнему остается актуальным. Поэтому для расширения своего влияния в Арктике Россия сформировала два спецподразделения.<br />В заключение Карл Гробе рискует дать российским военным совет. "Нет, им нужно защищать не Штокмановское месторождение, а Северный морской путь. Там болтается слишком много китайцев, и кто знает, чем это закончится".<br />Источник: <a href="http://www.fr-online.de/politik/meinung/gas-aus-der-grauzone/-/1472602/8645008/-/index.html" target="_blank">Frankfurter Rundschau</a></h3><div style="text-align: justify;"><a href="http://www.inopressa.ru/article/08Jul2011/fraktuell/norvege.html">Inopressa</a></div>

Share this post


Link to post
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.